НА ВОСТОЧНОМ ФРОНТЕ БЕЗ СНЕЖНЫХ БАБ

Пристрелите художника!

16 июля 2013

Времена, когда публика проявляла внимание к «пианисту», давно ушли в прошлое. Теперь его вообще заслуженно не замечают, если только рояль его не перекрывает федеральную трассу и не мешает проехать кортежу с «мигалками». 
 
С искусством сейчас всё плохо. Мизантроп вынужден написать, что сейчас проще найти жизнь на Марсе, чем интересную книгу, «настоящий» фильм, гениальный спектакль или хорошую музыку. Критикам (если бы они не успели умереть, после того, как скончались автор и читатель), впору давать деньги на подобные исследования. Кто-то же должен в поисках «алмазов» копаться в информационном мусоре и осиливать тонны графоманской бредятины, щедро выполненной под нужды общества потребления или ради подачки Большого Брата. 
 
Может быть, простых людишек, привыкших смотреть первый попавшийся фильмец-под-попкорн и опустошать себе голову донцовой, это не настораживает, но Мизантроп немного в шоке. 
 
Всё дело в том, что художники уже давно добровольно попрощались с бархатным беретом и персональной ответственностью за шедевр. Теперь это игроки на медийном поле с серийным номером IP и аккаунтом социальной сети. Они коллекционируют «лайки», а не сердца юных поклонниц. Они соревнуются в троллинге, а не в изящности метафоры. Они ведут блоги вместо подпольной переписки. Завсегдатаи «Афиши», «Сноба» и «Коммерсанта», они выражают формальное презрение к заказу и поддерживают при этом вечную пиранью грызню за халтурку. 
 
Ещё есть городские сумасшедшие и сельские дауншифтеры, заявляющие о том, что они трудятся не для денег, а «для души». Сознательно расписывающиеся то ли в полной практической беспомощности, то ли в фанатичной инфантильности как творческом методе, они сидят на шее первого попавшегося хомо сапиенса, которому боги послали в дар стратегический запас добросердечности. Осуждение Системы словами и языком паразита на фоне патриархальных берёзок или аудитории любителей русской словесности, состоящей из трёх китаянок, индуса и пьяного ирландца, по-своему восхитительно. Пора-валитики и беженцы из нефтегазового олигархического рая, они благополучно тусуются по конкурсам международных премий со шведскими столами с алкоголем, состав участников, как и меню которых не меняется десятилетиями. 
 
Что сказать таким авторам? Ок, приятель! Писать в стол и отсиживаться в духовных катакомбах можно ровно до того предела, пока к тебе не придут добренькие пожарные и не сожгут во славу 451 градуса по Фаренгейту и нового тирана всё то, что ты сам почему-то постыдился спалить.    
 
Как ещё всколыхнуть это поколение сетевых графоманов с одинаковой приобретённой компьютерной близорукостью к настоящим живым темам, привыкших профессионально рассуждать о категорическом императиве на фоне семейных драм, вдохновенных запоев и стабильных пятничных измен жене? Что от них останется, кроме коричневого серпа – следа кружки на столике в «Старбаксе» и пучка «луков» в инстаграме? 
 
Читая их намеренно-лживые «живые» дневники  - тщательные исповедальные письмена прокрастинации и разложения, Мизантроп преисполнен негодования и омерзения. Где ты, гений и сверхчеловек, со своей особой моралью, свежим взглядом и убийственным для мира тьмы и тлена вдохновением?!  
 
С художником всё запущено. С публикой – ещё хуже. Забудь, что тебе когда-то временно благоволил скотный двор между двумя подачками корма. Кормёжка тщательно подобранными симулякрами поставлена на поток, поэтому свиньи даже не почешутся, если ты по сценарию собственной пьесы будешь их резать. 
Государство продолжает смотреть на тебя как на подсобного рабочего на фабрике идеологических штампов, если ты не откровенный диссидент и графоман.  Что-то когда-то было написано о твоих правах на грязной стене салуна с пятнами блевотины, плесени  и следами раздавленных насекомых… Забудь! Искусство должно существовать для развлечения, эпатажа или лёгкого зарабатывания бабла. Покинуть этот мир ты можешь любым способом.    
 
Если раньше говорили, что эстетический вкус у публики испортился или стал дурным, теперь можно смело заявлять, что он у неё пропал начисто. Не умеющие отделять зёрна от плевел и частицу «не» от глагола, они, на самом деле, не столько требовательны, сколько навязчивы. Их автоматическая реакция – мат и хамство, а уровень критичности рекордно никогда не опускался ниже «Я Бродского не читал, но осуждаю»(с). Когда подписываешь им книги в «Букве», «Москве» и «Библио-глобусе», забудь их имена навсегда! 
 
 При этом уровень морализаторства со стороны публики, доходящий с государственной и церковной поддержкой до ненормального, посрамил бы даже старых дев пуританской Англии. Не удивимся, если скоро за убийство героев, накачку их веществами и склонение к оргиям авторов с горячей поддержкой и одобрением публики будут отправлять на нары и костёр. Классики получат, как у нас принято, сроки посмертно... Выхода нет, художник! 
 
В результате мы получаем культ безвкусицы, ЖКХ-стиля, фундаментальных заказных фильмов, книг-«пустышек» и шлак в новостной ленте под рубрикой «Культура». Мы получаем общество, где учебные программы рассчитаны на идиотов (к обоюдной, кстати, выгоде большого брата и идиотов), а министрами культуры становятся чёрные пиарщики на пенсии. 
 
Что делать? Ещё сто лет назад дуэль была выходом. Теперь даже на приличной дуэли подраться не с кем. На что мы рассчитываем, вы спросите? Хотя бы на один творческий, искренний и вдохновенный приступ гнева и ненависти к создавшемуся положению вещей. Между двумя порциями виски и постами Вконтакте. Мы предчувствуем свежий ветер перемен и ярость электронных чернил, ибо то, что навсегда умерло, может лишь воскреснуть.