ЖУРНАЛ ДЛЯ УМНЫХ ЛЮДЕЙ

Философское отношение… к человеку

31 мая 2013


Животное без перьев
Древнегреческие философы были больше увлечены исследованием универсума, так что в их высказываниях не так уж много места  для человека и особенно пиетета по отношению к нему, как привыкли считать.
Известно предложенное  ученикам на одной из лекций определение человека Платоном: «Человек есть животное без перьев». На следующий день Диоген Синопский, ощипав живого петуха, принёс его в школу и показал его Платону со словами: «Вот твой человек».
Тот же Диоген любил разыскивать с горящим факелом среди белого дня человека на многолюдных площадях. Не чужд был ему и профессиональный философский троллинг. Так, созвав однажды толпу: «Эй, люди, люди!» - он прогнал их позже со словами: «Я звал людей, а не мерзавцев!».
Сократ справедливо сетовал, что мизантропом становятся, доверившись кому-то и затем горько разочаровавшись в своих ожиданиях.  Мизантропия на самом деле казалась жизнерадостным грекам результатом слишком больших оптимистических ожиданий.  
Польстившееся на теорию «государственного человека» Аристотеля Средневековье не считало мизантропа человеком вообще, так как тот привык жить в уединении, не вмешиваясь в дела социума. И, кроме того, что немаловажно для эпохи крестовых походов и охоты на ведьм, мизантроп испытывает недостаточно уважения к религии, что позволяло заподозрить в мизантропии даже святых отцов-пустынников.    


Когда все средства хороши


Казалось бы, могло ли найтись место в  философии Возрождения и Нового времени недостаточно уважительным по отношению к человеку и всем людям высказывниям. Оказывается, всё было не так однозначно. Например, известный труд «Государь», ставший теоретическим оправданием для всех высокопоставленных мизантропов. Итак, Маккиавелли заявляет: «Выгоднее для государя, когда его боятся, чем когда его любят. Ибо люди по своей природе неблагодарны и непостоянны, склонны к лицемерию и обману, их отпугивает опасность и влечёт нажива». Слова, действительно актуальные во все времена.


Дрессировщик человека Артур Шопенгауэр


Вклад этого мыслителя в философию мизантропии действительно трудно переоценить. Помимо талмуда «Мир как воля и представление», который мало кто одолел (среди всё-таки одолевших выделяются Ницще и Толстой, повесивший портрет Шопенгауэра у себя на стене и даже цитировавший его в эпилоге «Войны и мира»). Шопенгауэр составил яркие «Афоризмы житейской мудрости», предназначенные тем, «кто хочет жить спокойно и счастливо, вне зависимости от того, что думают об этом остальные».  Эта настольная книга всякого порядочного мизантропа содержит помимо прямых советов по дрессировке человека, массу ехидных замечаний по поводу женщин и женской натуры. Так что Шопенгауэра могут с полным правом считать своим философом и женоненавистники.
В любом случае, вы вряд ли захотели бы ночевать в одной палатке, учитывая то, что он писал о человеческом общении: «Когда люди вступают в тесное общение между собой, то их поведение напоминает дикобразов, пытающихся согреться в холодную зимнюю ночь. Им холодно, они прижимаются друг к другу, но чем сильнее они это делают, тем больнее они колют друг друга своими длинными иглами. Вынужденные из-за боли уколов разойтись, они вновь сближаются из-за холода, и так - все ночи напролет».


С приставкой «сверх-»


О своих притязаниях «человека преодолеть» … заявил представитель философии жизни Фридрих Ницше. Простого человека ему было мало, и он считал, что обладая приставкой «сверх-», человек сможет себя преодолеть настолько, насколько сам когда-то преодолел обезьяну. Брать пример Ницше советовал с Александра Македонского, Юлия Цезаря и Наполеона. Конечно, Ницше во многом действовал в пику христианам, пытаясь отыскать воинственную альтернативу бесхребетному, с его точки зрения, Христу.  Но есть в его критическом взгляде на человека и поистине плодотворные идеи. Так, например, весьма точна аналогия Ницше, которую он проводит между человеком и деревом: «Чем больше он стремится он вверх, к свету, тем глубже впиваются корни его в землю, вниз, в мрак и глубину, — ко злу».

Увы, эпоха великих философов и их систем уходит в прошлое. Насыщенный информационный поток всё меньше оставляет нам времени для осмысления себя, других и даже для мизантропских мыслишек. Пожалуй, человек никогда так ещё не был близок… к собственному образу бессмысленной сути себя. Действительно, способный только на то, чтобы поставить «лайк» под популярной цитатой, заслуживает ли он настоящего философского презрения?!